Александр Невский
 

5. Епископское управление на местах

Вскоре после формирования церковной организации на Руси она взяла на себя административные и судебные функции в политических центрах, где были учреждены епископии, распространяя эти функции и в ширину, на новые города, и в глубину, на те общественные явления, которые прежде не были в ведении публичной власти. Христианизация территории Руси — в первые столетия христианизация городов с пригородами, княжеских и боярских усадеб — наряду с постройкой церквей и увеличением числа священно- и церковнослужителей при них приводила к возникновению и распространению епископских чиновников, практически осуществлявших от имени епископов эти функции.

Возможно, что вначале при формировании митрополии и епископий отсутствие или недостаток церковных чиновников восполнялись деятельностью княжеских людей, занимавшихся по поручению князя вместе с епископами не только проведением христианизации, организацией епархий, постройкой церквей, но и снабжением епископий десятиной, исполнением церковных наказаний по нормам нового церковного права, тесно связанного с традиционным княжеским правом Русской Правды. Об этом может говорить сохранение в текстах Устава Ярослава XII—XIII вв. указаний на участие княжеских чиновников в исполнении наказаний — слов «а князь казнить» в статьях об умыканиях, распу-стах (разводах), избиениях и пр. Такими княжескими чиновниками были, вероятно, емец и мечник, упоминаемые в 41-й статье Краткой Правды, а также (емец) на новгородских деревянных цилиндрах X в.

Со временем, однако, с появлением у кафедр широкой юрисдикции, необходимых средств и нужного штата, складывается соответствующая церковная система управления и суда.

Церкви и монастыри строились и функционировали во многих других городах Руси, где кафедр не было. Среди городов, где известны каменные церкви до середины XIII в., большая часть, такие, как Вышгород, Овруч, Лучин, Путивль, Новгород Северский, Трубчевск, Вщиж, Муром, Нижний Новгород, Ярославль, Переславль Залесский, Юрьев Польской, Дмитров, Старая Русса, Старая Ладога, Псков, Изборск, Дорогобуж, Вязьма, Рославль, Мстиславль, Витебск, Минск, Новогрудок, Гродно, Волковыск, Васильев, Звенигород, Бельск, Мельник, Дрогичин1, не имея епископий, должна была в церковном отношении управляться постоянными или приезжими епископскими чиновниками. И такие города, как Смоленск, Галич, Рязань, Владимир Суздальский, Луцк, до того, как в XII—XIII вв. в них появились кафедры с соответствующим штатом, также управлялись из Киева, Переяславля, Ростова и других древних центров.

Важнейшим органом церковного управления стали владычные наместники. Они впервые упоминаются в источниках 20—30-х годов XIII в. Это послание епископа Симона к Поликарпу 1225—1226 гг. в составе Киево-Печерского патерика, где «наместник» в списке ОИДР заменяет слово «съпрестолник» в других списках2, т. е. здесь говорится о высокой церковной должности помощника епископа в столичных городах Владимиро-Суздальской земли. В записи писца на евангелии, которые И.И. Срезневский относил ко времени до 1232 г., называется заказчик Иаков — «наместник владычен»3. Правило Владимирского собора 1273 г. содержит запрещение ставить наместника за плату («на мзде»)4. Эта выгодная церковная должность привлекала, вероятно, много желающих. «Лаврентий наместник владычинь» назван среди свидетелей в Смоленске при подписании грамоты 1284 г. о торговле Смоленска с Ригой5.

Владычные наместники осуществляли свои функции как в крупных городах епархии, так и при самом епископе, как видно по приведенным свидетельствам. Эта должность возникла, вероятно, в XII в. или несколько раньше6. Возможно, что она появилась при кафедрах специально для отправления суда в пору значительного расширения церковной юрисдикции на Руси, которое происходило в XII — начале XIII в. Владычные наместники терминологически не связаны с византийскими патриаршими должностями, и это также позволяет видеть в них институт, вызванный местными особенностями, причем появившийся не с начала возникновения церковной организации, когда заимствовалась греческая терминология, а со времени ее развития в новых условиях политической структуры второй половины XI—XII в. О том, что термин «наместник» не имел прямого греческого эквивалента, говорит греческая запись конца XIV в. на книге Псалтирь Малахии, «ἱ ερομονάχου καὶ ναμεστνίκου τοῦ Βολοδιμίρου τῆς ἀπάνω Ῥωσίας τοῦ Μοσκοβίου» («иеромонаха и наместника Владимира в верхней Московской Руси»)7. Можно думать, что наместник в крупных городах епархии вне столицы не обязательно мог быть только эмиссаром, присылаемым на время, но и главой особого наместнического округа, которые создавались в отдельных частях епархии8.

В Новгороде владычные наместники появляются поздно. В Синодальной редакции Устава Владимира о десятинах (конца XIII в.) вставлено запрещение судить княжеские суды без «владычня наместника»9. В позднем Крестининском изводе той же редакции первой половины XIV в. вместо «наместника» называется «судья»10, что говорит о судебном характере деятельности этого церковного чиновника. По Новгородской и Псковской судным грамотам XV в. владычный наместник осуществлял суд наряду с посадником11, причем в Новгороде он имел собственных судей12.

Печати новгородских владычных наместников сохранились с конца XIII в. Наряду с наместниками при архиепископе, ведавшими владычным судом, в Новгородской земле, как определил Янин, в конце XIII в. возникает институт наместников на периферии Новгородской земли, осуществляющих государственную власть от имени республиканского правительства. Это Ладожское наместничество, возникшее при архиепископстве Климента (1276—1299) и просуществовавшее до 1316 г., когда в Ладоге была восстановлена власть светских институтов республики. Его сменило после 1316 г. Новоторжское наместничество, где владычный наместник осуществлял власть совместно с великокняжеским наместником по широкому кругу дел, включающему и поземельные отношения13. Наместничеством новгородского архиепископа в церковном отношении было и Псковское княжество. Известны «печати архиепископа новгородского», которые по сфрагистическому типу отнесены к XIV—XV вв., а по месту находок — только к Пскову. Их считают принадлежащими владычным наместникам в Пскове14. Однако эти особые новгородские церковные институты относятся ко времени, выходящему за пределы настоящего исследования.

Хозяйственной деятельностью в епископии занимался владычный тиун. Тиун при епископе упоминается уже в XII в. в записи на книге, написанной в Новгороде «при епискоупе Аркадии и при тиуне Тупочеле»15. Аркадий находился на новгородской кафедре в 1156—1163 гг. За то, что это тиун епископский, а не княжеский или боярский, известные по Русской Правде, говорит характер записи и самой книги. Это стихирарь со знаменной нотацией, предназначавшийся для использования в кафедральном Софийском соборе, где книга и сохранялась до XIX в. Она писалась, вероятно, по поручению самого тиуна. Имя тиуна — Тупочело, — представляет собой, скорее всего, его насмешливое прозвище, но то, что он указал именно это прозвище, а не свое христианское имя, свидетельствует, пожалуй, о том, что он — светское лицо. Так считал и Голубинский16. Б.Д. Греков полагал, что этот владычный тиун — «должность, занимаемая человеком несвободным», но в то же время отмечал, что «это должность немаловажная, так как имя тиуна ставится рядом с именем владыки для обозначения времени». Греков сопоставляет также тиунов с ключниками, которые при дворе новгородского владыки занимали выдающееся положение17.

За то, что владычный тиун был, однако, свободным, а не зависимым лицом, говорят сама эта характеристика должности Грековым и свидетельства о владычном тиуне XIV в. Сохранились две западноукраинские грамоты 1366 и 1378 гг., связанные с тиуном перемышльского епископа Иваном Губкой. В 1366 г. «владычен тивун» Иванко Губка выступает свидетелем при утверждении купчей грамоты на землю вместе с другими свидетелями, среди которых «владыка Ларивун и с крылошаны перемышльский»18. В 1378 г. этот же Иван Губка, уже протодьякон клироса церкви св. Ивана, со своим братом Ходором и со своими детьми купил у Хоньки Васковой жены (вдовы?) и ее детей Калеников Успенский монастырь для своего клироса19. Владычный тивун стал священнослужителем и представителем клироса, начав свою деятельность с близкой к епископу привилегированной должности тиуна.

Хозяйство епископа требовало и других служителей. В Туровской уставной грамоте XIV в. упоминается «владычен мытник», который две недели в году, во время ежегодной Петровской ярмарки, собирал пошлины от пользования эталонными весами для монеты (серебра) и воска, а также мерного локтя20. Существовала ли эта должность раньше, сведений нет.

Правила собора 1273 г. среди епископских чиновников называют также десятинника, поставление которого «на мзде», как и наместника, запрещалось21. Более ранние сведения об этой должности неизвестны, но она упоминается в документах XII—XV вв.22, в частности в Кирилло-Белозерской (Ефросиновской) переработке Устава Владимира 1470-х годов («и наших судов не судити без судии митрополича или владычня десятинника»23), где два последних слова являются нововведением. По смыслу этого упоминания десятинник — епископский чиновник, участвующий в княжеском суде и получающий десятину от судебных пошлин.

Данных о том, что десятинниками уже в домонгольской Руси называли сборщиков десятины «с казенных податей и оброков», как полагал Голубинский24, источники не дают.

Примечания

1. Раппопорт П.А. Указ. соч. С. 29—115.

2. Патерик. С. 75, 223; Києво-Печерський патерик. Київ, 1930. С. 102.

3. Срезневский И.И. Древние памятники. С. 106.

4. «...Или наместьники поставляюще на мьзде, или десятиньника... таковыя отлучаем» (РИБ. Т. VI. Стб. 92—93).

5. Смоленские грамоты XIII—XIV вв. М., 1963. С. 66.

6. Щапов Я.Н. К истории соотношения светской и церковной юрисдикции на Руси в XII—XIV вв. // Польша и Русь. М., 1974. С. 174.

7. Гранстрем Е.Э. Чернец Малахия Философ // АЕ за 1962 г. М., 1963. С. 69.

8. Поппэ предполагает, что наместничествами переяславского епископа были с копна XI в. Смоленск и Суздаль. См.: Поппа А. Учредительная грамота Смоленской епископии. С. 69—71; Poppe A. Fundacja biskupstwa smoleńskiego. S. 552—555.

9. «И своим тиуном приказываю церковнаго суда не обидети, ни судити без владычня наместника» (ДКУ. С. 23). Тоже воспроизведено в так называемом Уставе князя Всеволода о церковных судах. См.: Там же; С. 155. Ст. 7.

10. «И своим тиуном приказываю судов церковных не судити и наших судов без судьи без владычня не судити десятин деля» (Там же. С. 31).

11. Российское законодательство X—XX вв. Т. 1. С. 304—306, 332, 342.

12. Там же. С. 304. В Новгородской судной грамоте владычный наместник один раз назван «владычным посадником» (Там же. С. 305. Ст. 9), что показывает его самостоятельные судебные функции.

13. Янин В.Л. Актовые печати. Т. 2. С. 61—67.

14. Янин В.Л. Вислые печати Пскова // СА. 1960. № 3. С. 252—256.

15. Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка. СПб., 1903. Т. III. Стб. 962; Сводный каталог славяно-русских рукописных книг XI—XIII вв. М., 1984. С. 95—96.

16. Голубинский Е.Е. Указ. соч Т. 1, 1-я пол. С. 389.

17. Греков Б.Д. Избранные труды. М., 1960. Т. IV. С. 43.

18. Грамоты XIV в. Киев, 1974. С. 40. № 20.

19. Там же. С. 56—57. № 27.

20. ДКУ. С. 200; Щапов Я.Н. Туровские уставы XIV в. о десятине. С. 260, 272.

21. РИБ. Т. 6. Стб. 92.

22. Срезневский И.И. Материалы для словаря. СПб., 1893. Т. I. Стб. 658—659.

23. ДКУ. С. 38; Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь. С. 205—206.

24. Голубинский Е.Е. Указ. соч Т. 1, 1-я пол. С. 390—393.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика